Будут ли оплакивать Владимира Путина?

Стaлин, сoлнцe мoe зoлoтoe,

Eсли б дaжe ждaлa мeня смeрть,

Я xoчу лeпeсткoм нa дoрoгe,

Нa дoрoгe стрaны умeрeть…

Эти испoлнeнныe пaфoснoй любви к пaлaчу миллиoнoв сoвeтскиx грaждaн стрoки зaрoдились гoду эдaк в 1937-м в одиночной камере Бутырской тюрьмы у репрессированной по обвинению в терроризме и контрреволюционной деятельности большевички.

Несмотря на 100%-е соответствие духу безвозвратно, казалось, ушедшего времени, они никогда не были записаны, изданы или опубликованы отдельным произведением. Владеющая азбукой Морзе автор Ольга Соколовская годами отстукивала их в другую одиночную камеру, где сидела приговорённая к 10-ти годам Евгения Семёновна Гинзбург, писатель, учёный, член КПСС с бородатого года, мать писателя Василия Аксёнова, автор книги «Крутой маршрут».

Описав ужасы истязаний и пыток в НКДВ, применявшихся, в том числе, к женщинам и детям, автор затронула интереснейшую тему.

Задумаемся!

Как в униженной, сломленной через колено ноги, обутой в кирзовый сапог, русской душе теплится эта подобострастная и омерзительная, благодарная и, что самое интересное, совершенно искренняя любовь к своим карателям?

На чём зиждется вера, что немыслимые лишения и тяготы, навечные расставания с родными, любимыми и близкими — это для чего-то существенного, важного, нужного, спасительного для всей страны? Страны и сегодня считающей себя богоизбранной только лишь потому, что именно мы не открестились от своих тиранов-палачей, не прокляли тёмное прошлое, и потихоньку, начинаем оправдывать убийц и палачей русского народа, своим понимающим всхлипыванием под рюмку водки с капустой:

— Время было такое.

Именно такое. Всё было для идеи, для главного! Ну как тут не вспомнить «Кислород» Ивана Вырыпаева?

«…Погибшие только для главного и погибают, так как, без погибших не было бы прекрасных памятников и других произведений искусства, созданных в их честь!».

Во всех странах мира считается почётным жить и работать на благо своей Родины. И только в России по сей день почётно за неё умереть. Желательно бессмысленно и беспощадно. От разорвавшегося в торпедном отсеке проржавевшего боезаряда (по официальной версии) либо от выстрела американской подводной лодки «Мемфис» (по версии неофициальной).

Чтобы твоя смерть была компенсирована печальной констатацией самого её факта («Она утонула!»), беспроцентным кредитным траншем, а ещё песнями («Капитан Колесников пишет нам письмо-о-о») и киношкой о том, как твой боевой командир жил впроголодь, отапливал стены своего дома с помощью хитрой отопительной системы, созданной с помощью электрокипятильника и паяльника.  

Слава России!

А на чём она зиждется, эта слава? – простите за «либерастический» вопрос. Ну, конечно же, на доброй памяти о тиранах и убийцах нашего народа. Тех, кто был беспрецедентно изобретателен на разного рода пытки (начиная с «дыбы» и заканчивая дедовщиной в рядах Советской Армии), не пройдя через которые ты не мог считаться русским человеком в полном смысле этого слова.

Иваны Грозные, Иосифы Сталины, Лаврентии Берии, а также их царствующие ныне коллеги из НКВД/КГБ стали возможны только лишь потому, что стали возможны мы сами. Русские — те, кому волею не заслуживающего у нас уважения и преданного забвению императора Александра II было даровано освобождение от крепостного права и ограничение цензуры.

Как можно?! Россия, свободная от рабства — это тот ещё оксюморон. Потому что, освободившись от него в лихие 90-е, мы изобрели государство покруче — державу, в которой убийство и воровство вдруг стали привилегией не одной лишь временно преданной анафеме компартии, а шайки, наглостью и силой разделившей растерянное до политической икоты общество на тех, в чьих руках вдруг оказалось всё, и тех, кто по жизни не имел право ни на что.

И мы возроптали… В «доинтернетовскую эпоху» выходя на площади с портретами устроивших семидесятилетний Армагеддон Ленина и Сталина и подобострастными лицами.

Лозунгами «Да здравствует коммунистическая партия!». Неужто верили, что вернись она, партия и её проливавшие реки крови предводители из небытия, у вновь униженного, голодавшего месяцами в отсутствие пенсий и зарплат народа появится всё? Конечно же, нет. Куда важней было для нас, чтобы оказалось воссоздано общество бесправных рабов в его самой худшей, самой чёрной форме всеобщего страха.

— Сталина на вас нет! — вчера это можно было услышать на демонстрациях. Сегодня для выражения своих симпатий у народа есть интернет, где в многотысячных группах народ требует «Вождя!» и настаивает на реабилитации двух откровенных подонков, приписывая одному из них победу во Второй мировой войне,   но умалчивая при этом о самых тесных и дружественных связях с Рейхом. Настолько тесных, что в газете «Правда» за 1939 год можно без труда отыскать текст речи Гитлера с очень уважительными комментариями.

И поздравления с шестидесятилетиями, адресованные одним людоедом другому.

Пообщайтесь с немцами. Случайно оброненная в разговоре фраза «Jedem das seine» («Каждому своё!), «украшавшая» ворота в один из самых страшных немецких концлагерей, вгоняет их краску. Этот народ раскаялся и проклял своё фашистское прошлое.

Багровеет и среднестатистический русский, которому можно намекнуть на то, что Иван Грозный, Владимир Ленин, Николай II (причисленный, видимо, за «Кровавое воскресенье» к лику святых) и иже с ними были убийцами, почитавшими свой народ за послушный скот. Но не от стыда, а от злости.

— Русофоб! Либераст! Гейропеец! Ты не уважаешь русский народ!

Только русский, и никакой другой в мире народ, возносит на хоругви и поднимает на щиты свои ошибки, делая нехитрый «выверт». Всё чёрное называя белым. Всё белое черным.

«Либерализм? Уважительное отношение к личности? Права человека? Будь они трижды прокляты эти мерзкие правозащитники и журналюги, отрабатывающие деньги англосаксов». Мы прозревали было в 80-е и 90-е, уверовав, что существование русского народа в предлагаемых обстоятельствах демократии возможно, но были заново ослеплены «новыми хозяевами», которые на деле, а не на словах доказали нам, что права человека в России могут быть защищены. Но только если в руках у этого человека достаточное количество денежных знаков презираемой нами «Гейропы» или «Пиндостана».

Верните же нам наших вождей, наших палачей и убийц наших предков, которых мы оплакиваем кровавыми слезами. Европа покаялась за фашизм. США за расизм. За что каяться русским? За те миллионы невинно загубленных душ в сталинских лагерях? Чёрта с два.

— Того требовала историческая обстановка. Если бы не Сталин с его репрессиями, разве победил бы русский народ в самой страшной из войн?

Ну, конечно же нет. Честь и хвала нашим национальным лидерам, которых мы оплакиваем, холим и лелеем, направляя в НКВД, пардон, ФСБ, запросы о том, где, всё-таки, похоронены наши невинно убиенные прадеды. И нам даже иногда дают ответы.

И вот уже бесноватый Иван Грозный вновь выходит на авансцену всенародного обожествления. Намерение воздвигать ему памятники вызывает искреннее недоумение мировой общественности. Знамо дело. «Грозный» на английском «Terrible» — читай «Ужасный».

Welcome to Russia, детка. Только у нас «мудрый» правитель, варивший людей в котлах с кипятком, практиковавший массовое утопление жён, а также детей новгородской знати и страдавший по мнению ряда учёных нейросифилисом в форме прогрессивного паралича, становится чуть ли не главным гуманистом всея Руси.

Честь и хвала Иосифу Виссарионовичу, также проходящему через процедуру всенародной реабилитации. Вот вам Новосибирск! По требованию народных масс в этом городе тирану установят памятник вопреки протесту Министерства обороны РФ и мнению властей, намекнувших, что «личность Сталина вызывает полярные оценки». Монумент установят… на народные деньги до 9 ноября 2019 года.   В России стоит более 100 памятников «Отцу народов». И, судя по тому, с какой настойчивостью идёт пропаганда по реабилитации его памяти, в ближайшие годы появится значительно больше.

Возможность установки прижизненного памятника белорусскому лидеру — «не наклоняемому» Александру Григорьевичу Лукашенко, являющемуся, бесспорно, одним из символов «суверенитета» Беларуси, всерьёз обсуждают в соседней стране, где специально для его почитателей создан маршрут Малая родина. Он проходит по местам жизни белорусского президента.

Как известно, Беларусь – страна, в которой, словно в лаборатории, апробируют то, что впоследствии будет реализовано в России. Памятники Владимиру Владимировичу Путину уже стоят. Не только в нашей стране, но и за её пределами.

Один из них создан самым титулованным скульптором нашей страны Зурабом Церетели. Иосифа Виссарионовича Сталина Зураб Константинович, к слову, тоже ваял.

Когда земной путь Владимира Владимировича подойдёт к концу памятников, конечно же, будет значительно больше. И по проспекту имени Путина можно будет здорово шагать не только в ходе экстремальной экскурсии в Грозный. Российский лидер запомнится населению, конечно же, не повышением НДС до 20% и не увеличением пенсионного возраста. Русский народ будет ему «благодарен» вовсе не за 3500 рублей прожиточного минимума на фоне многомиллиардной благосостоятельности резидентов русской версии Forbes.

Путин войдёт в историю вовсе не как человек, который обрёк страну на тяжелейшие санкции и политическую изоляцию. А как великий собиратель русских земель, возвративший домой Крым. Ну и… что там ещё вернётся назад?

Покажет история.  

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.