Аргентина заняла на выстрел себе в ногу

Истoчник: ЦБ РФ

Из экoнoмики при этoм былo изъятo бoлee 5,5 трлн руб. В рeзультaтe дeнeжнaя мaссa сoкрaтилaсь бoлee чeм нa 20% в рeaльнoм выражении, и именно поэтому падение ВВП в России в 2009 г. (-7,8%) было самым глубоким среди стран «Большой двадцатки».

Наличие резервов как подвох и соблазн
Для проведения валютных интервенций у ЦБ должны быть валютные резервы. И здесь мы приходим к парадоксальному выводу: наличие резервов делает более вероятным проведение Центральным банком разрушительной политики валютных интервенций. «А зачем тогда резервы копили?» — думает глава Центробанка с большими резервами. И начинает интервенции. Денежная масса сокращается, экономика летит в пропасть.

У главы другого ЦБ, с небольшими резервами, гораздо меньше соблазна потратить резервы: резервов просто нет или их недостаточно для интервенций.

Получается, что (в определенном смысле) наличие больших резервов не благо, а зло, потому что подталкивает Центральный банк к идее разрушительных для экономики валютных интервенций.
И, наоборот, отсутствие золотовалютных резервов не зло, а благо, потому что заставляет ЦБ искать способы стабилизации валютного рынка, не предполагающие сокращения денежной массы.

Исторический пример: Франция и Бельгия в 1930-х гг., во время Великой депрессии. Во время Великой депрессии Франция и Бельгия одними из последних вышли из золотого стандарта, в 1936 г. А до этого они упорно его держались и проводили «золотые» интервенции, сокращающие объем национальной валюты в обращении. Только после отказа от золотого стандарта (и золотых интервенций) экономика этих стран тоже стала выходить из Великой депрессии. У стран, отказавшихся от золотого стандарта значительно раньше, кризис в экономике тоже закончился раньше. «Беда» была в том, что Франция и Бельгия подошли к Великой депрессии с очень хорошими золотыми резервами, это и сыграло с ними злую шутку.

Казалось бы, у стран, которые имеют большие резервы, больше шансов попасть в ловушку «валютных интервенций№, а у стран с небольшими резервами больше шансов этой ловушки избежать. Но не все так просто.

Как не палить резервы
Многие страны с большими резервами в случае возникновения нестабильности на валютном рынке вовсе не торопятся свои резервы тратить. Вместо этого они предпочитают допустить небольшое ступенчатое ослабление валюты (как правило до 20%) и поднимать ставки. Вплоть до 2015 г. такую политику проводил Казахстан. Но настоящим «мастером» такой стратегии на протяжении многих лет был Китай.

Источник: Федеральный банк Сент-Луиса

Благодаря такой политике денежная масса в Китае непрерывно росла, росла и экономика.
Другими словами, большие резервы вовсе не повод их тратить, ведь в случае интервенций пострадает денежная масса.

Как занять себе во вред
Выше мы отметили, что отсутствие золотовалютных резервов зачастую не зло, а благо, потому что заставляет ЦБ искать способы стабилизации валютного рынка, не предполагающие сокращения денежной массы. Но иногда отсутствие резервов вовсе не мешало проводить губительные валютные интервенции. К сожалению, один из таких примеров – российский.

В 1998 г., когда стала рушиться пирамида ГКО, началось бегство «из рубля в доллар». Возникла угроза ослабления рубля. Центральный банк России активно тратил резервы. Вот что пишет об этом участник событий: «Во второй декаде июня не удалось закрепить положительные тенденции, и ситуация снова начала обостряться. В течение второй декады июня Банк России продал $1,25 млрд, т. е. объем среднедневных продаж превысил $200 млн. В целом за период с начала года золотовалютные резервы Банка России сократились с $17,2 млрд до $14,8 млрд» (Сергей Алексашенко, «Битва за рубль»).

Но ситуация не улучшалась. Да и как она могла улучшиться, если в ходе этих интервенций ЦБ сокращал денежную массу и подрывал тем самым российскую экономику? Когда резервы достигли критически низких значений, можно было ожидать, что эта серия «выстрелов себе в ногу» прекратится. Но не таков был наш экономический блок, чтобы легко сдаваться. Были проведены переговоры с МВФ о «стабилизационном» кредите в $20 млрд, $4,8 млрд из которых были получены, и стрельба по ногам российской экономики продолжилась.

Ситуация в Аргентине очень напоминает то, что произошло в России в 1998 г. Точно так же начал ослабляться аргентинский песо. Точно так же аргентинский ЦБ активно проводил интервенции, которые в конце апреля, судя по сообщениям прессы, превышали $1 млрд. И точно так же это привело к катастрофическому сокращению денежной массы в реальном выражении

Казалось бы, если аргентинские экономические власти не изучают опыт других стран, то хотя бы затруднения с валютой их остановят. Но нет. Аргентина собирается занять 50 миллиардов долларов, чтобы продолжать стрелять себе в ногу. А МВФ согласился ей помочь…

*Мнение автора не является официальной позицией компании

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.