Судебная практика по оформлению трудовых отношений

Трудoвoй дoгoвoр oпрeдeляeт всe oтнoшeния мeжду рaбoтoдaтeлeм и рaбoтникoм. Этoт дoкумeнт и eгo услoвия чaстo привoдят к судeбным рaзбирaтeльствaм. Судьям приxoдится выяснять, мoжнo ли увoлить бeрeмeнную жeнщину и кaк влияeт oтсутствиe стaжa нa дaльнeйшую кaрьeру гoсслужaщeгo. Oб этиx и другиx спoрax в oбзoрe судeбнoй прaктики.

1. Oтсутствиe стaжa дaeт возможность уволить госслужащего за неисполнение условий трудового договора

Увольнение сотрудника госучреждения является законным, если у него нет достаточного трудового стажа, а значит, опыта работы в муниципальной службе. Так решил Ленинградский областной суд.

Суть спора

Муниципальный служащий обратился в суд с иском о восстановлении на работе. По его мнению, его уволили с нарушением трудового законодательства в части применения дисциплинарных взысканий. Работодатель не смог доказать факт совершения дисциплинарного проступка. Увольнение было оформлено в трудовой книжке согласно пункту 11 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ и части 2 статьи 84 Трудового кодекса РФ. Формулировка — «в связи с нарушением установленных федеральным законом правил заключения трудового договора». По мнению работодателя, сотрудник, занимавший должность заместителя главы администрации муниципального объединения, не соответствовал установленным квалификационным требованиям. Эти требования предъявляются к трудовому стажу муниципальной службы или трудовому стажу работы по специальности для главной группы должностей муниципальной службы и регламентированы приложением 2 к Областному закону от 11.03.2008 года N 14-оз «О правовом регулировании муниципальной службы в Ленинградской области».

Решение суда

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований бывшего муниципального служащего. Судьи указали, что у работодателя были правовые основания для увольнения истца и данное увольнение было оформлено без нарушений требований трудового законодательства. В силу статьи 9 Федерального закона от 02.03.2007 N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», квалификационные требования предъявляются на должностях муниципальной службы к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы либо государственной службы, или стажу работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей. На момент заключения с ним трудового контракта сотрудник имел высшее образование по специальности «государственное и муниципальное управление», но у него не было необходимой продолжительности трудового стажа муниципальной службы или стажа работы по специальности для работы на руководящей должности. Как следует из статьи 77 ТК РФ, основанием для прекращения трудового договора является нарушение установленных правил заключения трудового договора, если такое нарушение исключает возможность продолжения работы в занимаемой должности. В силу статьи 84 ТК РФ, работодатель может прекратить трудовой договор из-за нарушения установленных федеральными законами правил его заключения, в случае если нарушение таких правил исключает возможность продолжения работы. Например, при отсутствии соответствующего документа об образовании или квалификации. Трудовой договор прекращается, если работодатель не имеет возможности перевести работника на другую работу, с его письменного согласия. При этом работодатель обязан предложить сотруднику все вакансии, имеющиеся у него в данной местности и отвечающие требованиям. В спорной ситуации вакантных должностей у работодателя не было. Судебная коллегия Ленинградского областного суда решила, что у истца действительно отсутствовал необходимый трудовой стаж муниципальной службы, поэтому его увольнение правомерно. Нарушений в порядке увольнения, предусмотренном частью 2 статьи 84 ТК РФ, суд не установил. Что и было отражено в определении Ленинградского областного суда.

2.Беременную женщину, работающую по срочному ТД, можно уволить

Конституционный Суд признал обоснованным и не нарушающим конституционные нормы увольнение беременной женщины по окончании срока трудового договора, заключенного с ней. Нормы Трудового кодекса, регламентирующие порядок такого увольнения, признаны не противоречащими Конституции РФ.

Суть спора

В Конституционный Суд РФ обратилась гражданка, уволенная со службы по окончании срока контракта. Она просила признать не соответствующими Конституции РФ отдельные положения Трудового кодекса РФ: Часть третью статьи 81 ТК РФ, согласно которой увольнение работника допускается, если его невозможно перевести с письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Части 2 и 3 статьи 261 ТК РФ, в соответствии с которыми в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению продлить срок действия трудового договора до окончания беременности. Допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом состояния ее здоровья. Заявительница указала, что данные нормы нарушают ее права и противоречат целому ряду конституционных норм, поскольку позволяют работодателям предлагать не все имеющиеся у него вакансии, а также предлагать должности, не являющиеся вакантными. На таком основании работодатель может уволить женщину, не знавшую в момент увольнения о своей беременности.

Решение суда

Конституционный Суд определением от 29 сентября 2016 г. N 1842-О отказал заявительнице. Судьи отметили, что нормы статьи 261 ТК РФ, напротив, предполагают повышенную защиту беременных женщин как лиц, нуждающихся в особой социальной защите в сфере труда. Часть вторая статьи, предусматривая обязанность работодателя в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, вместе с тем связывает ее исполнение с наличием письменного заявления женщины и представлением соответствующей медицинской справки. Такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса интересов сторон трудового договора и не может расцениваться как нарушающее права работников. Часть третья статьи 261 ТК РФ носит гарантийный характер и в силу этого также не может расцениваться как нарушающая права работников.

3. Заключение ТД с иностранцем добавляет обязанностей работодателю

Если ИП-работодатель не уведомил миграционный орган о заключении трудового договора с иностранным гражданином в установленный законом срок, он совершил административное правонарушение и должен заплатить штраф. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 200 тысяч рублей за то, что своевременно не уведомил миграционный орган о факте заключения трудового договора с иностранным гражданином в установленный законом трехдневный срок с момента его заключения. Предприниматель счел штраф необоснованным и оспорил его назначение в судебном порядке.

Решение суда

Суды трех инстанций признали решение ФМС о назначении штрафа обоснованным. Верховный суд РФ в постановлении от 13 февраля 2017 г. N 74-АД17-1 согласился с такими выводами коллег. Судьи напомнили, что по нормам статьи 13 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ работодатель, привлекающий для трудовой деятельности иностранного гражданина, обязан уведомлять территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции в субъекте РФ, на территории которого данный иностранный гражданин осуществляет трудовую деятельность, о заключении и прекращении (расторжении) с данным иностранным гражданином трудового договора в срок, не превышающий трех рабочих дней с даты заключения такого договора. Уведомление может быть направлено работодателем в территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции на бумажном носителе либо подано в форме электронного документа, в том числе через единый портал государственных и муниципальных услуг. Нарушение этого требования является административным правонарушением, поэтому действия ИП квалифицированы в соответствии с установленными обстоятельствами и нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

4. Разъездной характер работы по трудовому договору исключает возможность увольнения за прогул

В трудовом договоре должно быть определено рабочее место работника, указано место его нахождения и часы работы. Если работа сотрудника носит разъездной характер и это прописано в трудовом договоре, работодателю будет сложно доказать факт совершения прогула. Такой вывод сделал Свердловский областной суд.

Суть спора

Работник работал по трудовому договору в коммерческой организации и имел разъездной характер работы. Никакими специальными служебными документами отлучки из офиса не оформлялись. Все обязанности были определены в трудовом договоре, кроме того, в нем имелось указание на отсутствие определенного рабочего места у данного сотрудника. Работодатель уволил работника за прогулы. Основанием послужили акты об отсутствии его на рабочем месте. Работник с таким увольнением не согласился и обратился в суд.

Решение суда

Суд первой инстанции признал незаконным увольнение работника по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ. Судьи исходили из того, что организация не смогла доказать факт отсутствия сотрудника на рабочем месте без уважительных причин. А именно на работодателе лежит обязанность по доказыванию законности и обоснованности увольнения работника за прогулы. Свердловский областной суд в апелляционном определении от 15.04.2015 по делу N 33-5300/2015 с выводами суда первой инстанции согласился. Судьи указали, что в трудовом договоре не указано конкретное рабочее место работника. Поэтому он не должен был находиться в спорный период в офисе, учитывая разъездной характер его работы. Доказательств того, что истец обязательно должен был находиться в каком-то определенном рабочем месте, работодатель суду не представил. Кроме того, в нарушение требований статьи 193 Трудового кодекса РФ, работодатель не истребовал от работника объяснения по факту отсутствия на рабочем месте.

5. Расторгнутый трудовой договор не избавляет от обязанности возместить причиненный ущерб

Если сотрудник организации по трудовому договору имел разъездной характер работы, в следствие чего ему авансов выдавались под отчет денежные средства, он должен при увольнении предоставить отчеты об их расходовании. Все деньги, по которым работник не смог отчитаться, признаются ущербом, нанесенным работодателю, и должны быть возмещены в полном объеме. Так решил Алтайский краевой суд.

Суть спора

Между коммерческой организацией и гражданином был заключен трудовой договор, в соответствии с которым работник был принят на должность начальника службы безопасности в структурное подразделение организации. Между сторонами были заключены дополнительные соглашения к трудовому договору, в соответствии с которыми работник при исполнении служебных обязанностей, связанных с разъездами для служебных целей, мог использовать принадлежащий ему автомобиль и не позднее 3 рабочих дней после окончания каждого месяца использования личного транспортного средства в служебных целях должен был предоставить отчет с отражением общей информации о времени использования и пробеге автомобиля в служебных целях, а также о расходах на приобретение горюче-смазочных материалов с приложением путевых листов и чеков ККТ АЗС. Позднее гражданин был уволен по собственному желанию. В период работы в организации он неоднократно направлялся в служебные командировки с целью переговоров с арендаторами, учета ТМЦ и взаимодействия с ОВД. На основании нескольких приказов по организации в пользу работника было перечислено и выдано наличными в подотчет несколько сумм. В связи со сменой руководства организации, на основании приказа была проведена инвентаризация расчетов с бывшим работником по заработной плате, подотчетным суммам и прочим выплатам. Как следует из акта инвентаризации, была выявлена дебиторская задолженность гражданина перед организацией. Было выяснено, что все суммы были выданы работнику в полном объеме, однако им не были представлены отчеты . В связи с тем, что гражданин уже был уволен, был составлен акт о невозможности получить объяснение, и копия акта была направлена бывшему работнику вместе с требованием о возмещении ущерба. Так как работник от выплаты отказался, организация обратилась в суд.

Решение суда

Решением районного суда города Барнаула иск организации был удовлетворен. С гражданина в пользу организации в счет возмещения материального ущерба были взысканы денежные средства. С указанным решением суда первой инстанции в апелляционном определении от 22 сентября 2016 г. по делу N 33-9058/15 согласился Алтайский краевой суд. Судьи указали, что в силу статьи 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Аналогично, в статье 242 ТК РФ определено, что полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. По нормам части 3 статьи 232 ТК РФ расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной ТК РФ или иными федеральными законами. Как следует из норм статьи 247 ТК РФ, работодатель, до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками, обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт. Работник или его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в суде. Также суд отметил, что при сдаче авансового отчета работнику обязательно выдается расписка за подписью бухгалтера о том, что отчет и подтверждающие документы приняты к проверке, которая представляет собой отрывную часть формы N АО-1. Таким образом доводы работника о том, что он сдавал все отчеты, были признаны несостоятельными, поскольку он не смог доказать это документально.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.