Налоговая служба обобщила судебную практику по спорам о банкротстве

ФНС Рoссии пoдвeлa oчeрeдныe итoги рaссмoтрeния спoрoв, связaнныx с прoцeдурaми бaнкрoтствa, инициирoвaнныx сaмими нaлoгoвикaми. Oбзoр прaвoвыx пoзиций пo рeзультaтaм этиx прoцeссoв пoмoжeт юристaм и нaлoгoплaтeльщикaм в подобных ситуациях. Мы представляем краткий обзор документа.

Федеральная налоговая служба России письмом от 29 июня 2017 г. N СА-4-18/[email protected] направила для работы в свои территориальные органы обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного суда РФ и судов федеральных округов, принятых в течение 2016 года по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства. В документе налоговики приводят решения по вопросам взыскания убытков, субсидиарной ответственности, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, а также заключения мирового соглашения. В обзоре мы кратко рассмотрим несколько правовых позиций, которые заняли арбитры при рассмотрении этих дел.

1. Связь между банкротством общества и действиями его бенифицира

Верховный суд РФ в определении от 21.04.2016 N 302-ЭС14-1472 по делу N А33-1677/13 сделал вывод о том, что при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий ложится на организацию-бенифициара.

В спорной ситуации в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности организации, которая являлась его учредителем и единственным участником общества, а также его бывшего руководителя. Свои требования конкурсный управляющий обосновал тем, что в ходе налоговой проверки было установлено, что поступавшие должнику от реализации продукции денежные средства перечислялись по цепочке расчетных счетов третьим лицам, в результате чего аккумулировались на расчетных счетах компании-бенефициара. А невозможность дальнейшего осуществления должником дальнейшей хозяйственной деятельности послужило то, что компания-бенефициар изъяла у должника имущество производственного назначения.

ВС РФ напомнил о том, что субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, то есть лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности. Особенно если такая ситуация возникла вследствие значительного уменьшения объема активов под влиянием контролирующего лица.

2. Ликвидация организации-банкрота не освобождает от ответственности ее руководителя

Верховный суд РФ в определении от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270 указал, что ликвидация общества-должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности.

В спорной ситуации конкурсный кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя общества по обязательствам должника, возникшим после истечения месяца со дня возникновения обстоятельств, свидетельствующих о признаках неплатежеспособности. Заявитель указал, что невыполнение руководителем требований Федерального закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением при наступлении неплатежеспособности организации, влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств и, как следствие, убытки для кредиторов. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований таких кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона о банкротстве. При этом, как напомнил ВС РФ, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ.

3. Арбитражный суд должен учитывать выводы, сделанные СОЮ

Верховный суд в определении от 14.06.2016 N 309-ЭС16-1553 указал, что обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции при рассмотрении дел об административных правонарушениях, должны быть учтены арбитражным судом при рассмотрении споров, связанных с привлечением руководителя организации-должника к субсидиарной ответственности. В спорной ситуации конкурсный управляющий хотел привлечь к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника, который ранее был признан судами общей юрисдикции трех инстанций виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 14.13 КоАП РФ за неподачу заявления о банкротстве организации.

Верховный суд РФ отметил, что хотя в соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу, вступившее в силу, обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением СОЮ и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле, эта норма не распространяется на административные дела. При этом правовая оценка СОЮ действий лица и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Однако, как следует из правовой позиции, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10, арбитражный суд не может игнорировать в своем судебном акте.

4. Выдача денег под отчет может быть признана выводом активов организации

Верховный суд РФ в определении от 29.01.2016 N 304-ЭС15-7530(4) по делу N А45-684/2014 указал, что систематическая передача денежных средств под отчет при отсутствии предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо их возврата может рассматриваться как действие, направленное на вывод активов из хозяйственного оборота организации. В спорной ситуации конкурсный управляющий просил арбитражный суд признать недействительными сделки по перечислению главному бухгалтеру организации-должника денежных средств на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона о банкротстве. Выяснилось, что эти денежные средства главбух получал под отчет. Однако никаких отчетов об их использовании не давал.

Судьи напомнили, что по нормам статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Такие документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Таким образом, повторная выдача денег под отчет лицу, которое в нарушение требования Положения о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории РФ N 373-П, утвержденного Банком России 12.10.2011 (действовало на момент совершения операций), не представило авансовый отчет об их использовании, является нарушением. Повторная и последующая выдача наличных денег под отчет данному лицу могла быть произведена только при условии полного погашения подотчетным лицом задолженности.

5. Суд имеет право отстранить конкусного управляющего от его обязанностей

Верховный суд в определении от 12.09.2016 N 306-ЭС16-4837 пришел к выводу, что конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей и в том случае, если кредиторы до подачи соответствующей жалобы в суд не обращались к конкурсному управляющему с заявлениями об устранении нарушений. Такой вывод судьи сделали в связи с жалобой, поданной конкурсным кредитором на действия управляющего. Судьи отметили, что по результатам проведенного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника конкурсный управляющий сделал вывод, что сделка по отчуждению имущества (договор купли-продажи объекта незавершенного строительства) носила возмездный характер и оснований для ее оспаривания не имелось. Кредиторы с этим не согласились.

Однако суды низших инстанций указали, что собрание кредиторов не принимало решение об оспаривании сделки, отдельные кредиторы с предложением об оспаривании договора купли-продажи к конкурсному управляющему не обращались. Поэтому отказали им в их требовании. ВС РФ с такими выводами не согласился и отметил, что конкурсный управляющий владел информацией о заключении должником в преддверии банкротства спорного договора купли-продажи, поэтому был обязан самостоятельно принять меры по установлению действительной стоимости объекта подозрительной сделки, в том числе путем проведения оценки его рыночной стоимости.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.