Судебная практика: подарки и материальная помощь

Мнoгиe рaбoтoдaтeли дeлaют пoдaрки свoим сoтрудникaм к пaмятным дaтaм или зa xoрoшую рaбoту. Крoмe тoгo, oргaнизaции oкaзывaют мaтeриaльную пoмoщь сoтрудникaм, в жизни кoтoрыx прoисxoдят кaкиe-либo вaжныe сoбытия. Тaкaя блaгoтвoритeльнoсть тaит в сeбe нeмaлo пoдвoдныx камней и может привести к судебным разбирательствам. В обзоре судебной практики — споры о материальной помощи и подарках.

1. Обложение матпомощи страховыми взносами зависит от ее назначения

Арбитражный суд Волго-Вятского округа решил, что если размер материальной помощи зависит от должности работника, то работодатель обязан облагать ее страховыми взносами, в случае превышения суммы 4 тысяч рублей за год.

Суть спора

Работники коммерческой организации получили в апреле и декабре 2015 года материальную помощь от работодателя. Деньги были выплачены всем работникам, как было сказано в приказе по организации: «в целях социальной поддержки их жизненного уровня». Организацию проверил Пенсионный фонд на предмет правильности начисления страховых взносов. Проверяющие сочли, что работодатель необоснованно не включил сумму матпомощи в базу обложения страховыми взносами. Специалисты ПФР отметили, что работодатель был обязан начислить взносы на все суммы, превысившие 4 тысячи рублей на одного человека. Поэтому организации доначислили взносы и выставили штраф.

Организация с такой позицией ПФР не согласилась, она указала, что спорные суммы, выплаченные всем работникам без исключения, носят социальный характер. Поскольку выплаты не связаны с трудовыми отношениями, то и оснований для начисления страховых взносов нет. Отстаивать свою позицию работодатель пошел в арбитражный суд.

Решение суда

Суды трех инстанций признали верной позицию ПФР и оставили его решение в силе. В частности, Арбитражный суд Волго-Вятского округа в своем постановлении от 10.07.17 № А38-5424/2016 указал работодателю на отсутствие заявлений или других документов, подтверждающих, что работники действительно нуждались в материальной поддержке. То есть выплаты были сделаны исключительно по желанию самого работодателя. Тогда как нормами части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ (действовавшего на момент рассматриваемых событий), не подлежат обложению страховыми взносами суммы единовременной материальной помощи, оказываемой плательщиками страховых взносов:

  • физическим лицам в связи со стихийным бедствием или другим чрезвычайным обстоятельством в целях возмещения причиненного им материального ущерба или вреда их здоровью, а также физическим лицам, пострадавшим от террористических актов на территории РФ;
  • работнику в связи со смертью члена (членов) его семьи;
  • работникам (родителям, усыновителям, опекунам) при рождении (усыновлении (удочерении)) ребенка, выплачиваемой в течение первого года после рождения (усыновления (удочерения)), но не более 50 тысяч рублей на каждого ребенка.

Кроме того, судьи отметили, что работодатель назначил спорные выплаты в твердой сумме, но они оказались разными для всех работников. Сумма помощи зависела от должности, занимаемой работником. А это соответствует правилам, содержащимся в Положении об оплате труда и требованиям статьи 129 Трудового кодекса РФ, которая в том числе регулирует и выплаты стимулирующего характера. Также суд обратил внимание, что работники получили помощь по итогам первого квартала и года, поэтому выплаты явно не отвечают критериям единовременности. Таким образом матпомощь была признана судом скрытой формой премии, облагаемой страховыми взносами.

2. Договор дарения защищает от начисления страховых взносов

Если передача сотрудникам организации ценных и денежных подарков по случаю юбилея была оформлена договорами дарения, то такие выплаты работодатель не должен включать в базу начисления страховых взносов. Такое решение принял Арбитражный суд Дальневосточного округа.

Суть спора

Организация дарила своим сотрудникам на юбилейные даты ценные подарки, в том числе денежные. Такие подарки были предусмотрены коллективным договором, но каждая передача подарков была оформлена отдельным договором дарения в письменной форме, составленным по нормам Гражданского кодекса РФ. При этом организация не начисляла на эти выплаты страховые взносы. Проверяющие из ФСС России в ходе документальной выездной проверки сочли это нарушением. Они заявили, что такие подарки по сути являлись премией за трудовые обязанности, поскольку размер поощрения в этом случае зависел от оклада работника, его должности и трудовых результатов. Поэтому они приравняли стоимость подарков к элементам оплаты труда и включили их в базу обложения страховыми взносами. Кроме того, организацию привлекли к ответственности в виде штрафа. Работодатель с этим не согласился и обратился в суд.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленные требования были удовлетворены частично. С выводами коллег согласился также Арбитражный суд Дальневосточного округа. В постановлении от 31.01.17 № Ф03-6265/2016 судьи указали, что выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности и иных вещных прав на имущество, не включаются в базу для начисления страховых взносов. В силу статьи 572 Гражданского кодекса РФ договор дарения относится к договорам, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество. А нормами статьи 182 ГК РФ определено, что подарить можно любую вещь, включая просто денежные средства.

Таким образом, если работодатель передает подарок сотруднику по договору дарения, то объекта обложения страховыми взносами не возникает. В спорной ситуации оснований для доначисления взносов ФСС суды не усмотрели, поэтому отменили штрафы.

3. Продавец обязан компенсировать стоимость неиспользованного подарочного сертификата

Продавец не имеет права присваивать себе стоимость подарочного сертификата на оказание услуги только потому, что покупатель не успел им воспользоваться. За неоказанную услугу оплата не положена. Поэтому продавец обязан вернуть покупателю всю уплаченную за подарочный сертификат сумму. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Суть спора

Гражданка и торговая организация заключили договор купли-продажи на приобретение подарочного сертификата на оказание косметических услуг. В соответствии с договором организация обязалась оказать предъявителю подарочного сертификата косметические услуги в сроки, определенные условиями приобретенного сертификата, а также гарантировать высокое качество исполнения услуг с использованием средств и приемов, не приносящих вреда здоровью. Приобретаемый гражданкой товар включал подарочный сертификат на обслуживание в салоне в течение 40 посещений, VIP-карту, позволяющую получать скидку на все услуги, а также расходные материалы.

Одновременно с заключением договора купли-продажи был заключен договор потребительского кредита, в соответствии с условиями которого микрофинансовая организация перечислила на расчетный счет продавца подарочного сертификата 52 тысячи рублей в качестве оплаты приобретенных услуг.

Однако, еще до того, как начать использовать услуги по сертификату, гражданка обратилась к торговой организации с претензией о расторжении договора. Для нее оказалось невозможным воспользоваться услугами салона, так как на следующий день после заключения договора и проведения пробной процедуры началось раздражение кожи. После того как организация ей в этом отказала, гражданка подала исковое заявление в суд о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, внесенных по договору в размере 52 тысячи рублей, а также компенсации морального вреда.

Решение суда

Суд первой инстанции выяснил, что до предъявления претензии косметические услуги, предусмотренные договором, истцу не оказывались, и товары, предусмотренные спецификацией, ответчиком не передавались. Поэтому, руководствуясь нормами статьи 782 Гражданского кодекса РФ и статьи 32 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», суд пришел к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном определении от 24.06.2015 N 33-10229/2015 по делу N 2-2546/2015 согласился с позицией суда первой инстанции и оставил его решение в силе. Факт нарушения прав истца, как потребителя, нашел подтверждение в ходе рассмотрения дела, поэтому суд взыскал в пользу истца компенсацию морального вреда в порядке статьи 15 Закона о защите прав потребителей в размере 10 тысяч рублей. Сделано это было в соответствии с пунктом 45 постановления от 28 июня 2012 г. № 17, согласно которому «при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя».

4. Денежные подарки не должны зависеть от должности работника

Если работодатель делает своим сотрудникам денежные подарки, размер которых зависит от их должности, он обязан начислять страховые взносы «на травматизм». Эта обязанность не свзана с оформлением договора дарения. Такое решение принял Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Суть спора

Работники коммерческой организации получали денежные подарки к праздничным датам. Такие подарки руководство организации оформляло письменными договорами дарения. Работодатель считал, что раз подарки были вручены работникам на основании письменных договоров дарения за счет чистой прибыли, то он не должен начислять на их стоимость взносы «на травматизм». Проверяющие из Фонда социального страхования решили иначе и доначислили организации страховые взносы. Они указали, что такая выдача подарков все равно считается вознаграждением в рамках трудовых отношений. Так как в перечне необлагаемых взносами выплат из статьи 20.2 Федерального закона № 125-ФЗ подарки работникам не содержатся, то работодатель был обязан включить их стоимость в базу обложения. Организация пошла защищать свои права в арбитражный суд.

Решение суда

Суды трех инстанций согласились с позицией ФСС России. В частности, Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 22.06.17 № А44-4988/2016 признал договора дарения, заключенные с сотрудниками, мнимыми сделками. Арбитры решили, что эти договоры просто служили прикрытием стимулирующих выплат за трудовое участие работников. Такие выводы судьи сделали в связи с тем, что денежные подарки значительно превышали размеры заработной платы и носили регулярный характер. Так, сотрудники получали крупные подарки каждые два месяца. Кроме того, суд принял во внимание, что подарки получали только те сотрудники, которые фактически исполняли свои обязанности: без подарков остались работники на больничном и находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. Сотрудникам со стажем работы менее одного месяца подарочные деньги также не были положены.

На основании этого арбитры пришли к выводу, что подарочные выплаты работникам осуществлялись не в рамках гражданско-правовых договоров дарения, а в рамках трудовых отношений. По своей сути они являлись вознаграждением за конкретные трудовые результаты и носили стимулирующий характер.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.