Грабеж в особом регионе

Русскaя плaнeтa

Нe сeкрeт, нaскoлькo нeрeдкo встрeчaeтся прaктикa искусствeннoгo рaзoрeния прoмышлeнныx прeдприятий. Кaк прaвилo, жeртвaми мoшeнникoв стaнoвятся зaвoды, кoтoрыe были пoстрoeны в сoвeтскую эпoxу. При этoм чaсть aктивoв имeют стрaтeгичeски вaжнoe знaчeниe для рeгиoнa, oбeспeчивaя сoтни рaбoчиx мeст, a стрaну – тoвaрaми, кoтoрыe принятo импoртирoвaть из Китая.

Как это делается? На предприятие назначаются руководители, которые набирают кредитов для закупки нового оборудования, расширения производства и пр. Затем менеджеры либо бесследно исчезают за границей (если поднимается серьезная шумиха), либо оформляют все сделки таким образом, что потом привлечь их к ответственности практически невозможно.

Нередко бывает и так, что махинаторы проворачивают сложные манипуляции с имуществом. А судебные органы оказываются не в силах наказать главных организаторов разорения подававшего признаки жизни предприятия.

Взыскать 400 миллионов

Один из подобных случаев произошел в Калининградской области. Казалось бы, совершенно обычная бесстыжая история грабежа производственного актива, который когда-то работал на огромную страну. Однако ситуация в западном эксклаве России (равно как и в Крыму) требует к себе особого внимания.

Правовой беспредел здесь должен пресекаться жестче, пусть и ручными методами или с помощью контроля со стороны федерального центра. Стоит задуматься о том, что жители области часто ездят в Европу и прекрасно понимают разницу в уровне жизни. По данным РИА Рейтинга, после удовлетворения минимальных потребностей на двоих детей в калининградской семье остаются лишь 18,6 тысячи рублей, в 5 раз меньше, чем в Москве.

Несмотря на это, местные дельцы продолжают вытягивать деньги из области. В частности, в региональной прессе вызвала большой резонанс ситуация с долгами основанного в 1951 году Калининградского рыбоконсервного комбината (ОАО «РККК»), который в августе 2013 года был признан банкротом.

ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей предприятия Урбанюка Олега Сергеевича и Москвина Андрея Юрьевича. С этих персон ведомство просило взыскать 418,584 миллиона рублей.

В апреле 2017 года Арбитражный суд Калининградской области вынес определение по данному делу (№ А21-7624/2012, имеется распоряжении РП). В документе указано, что Москвитин должен заплатить 399,941 миллиона рублей, а Урбанюк государству ничего почему-то не должен.

То есть фактически весь долг комбината «свалили» на одного Москвитина. По сведениям из открытых источников, бывший директор предприятия — Олег Урбанюк — сейчас спокойно заседает   в областной думе, решая там, наверное, очень важные для экономики региона вопросы. Еще бы человека с таким опытом хозяйственной деятельность не взять в парламент. (Похожая история, кстати, произошла и с основателем девелопера СУ-155 Михаилом Балакиным, который оставил без жилья сотни тысяч граждан, а потом перебрался в Московскую думу).

Дело было так…

В июне 2008 года председатель совета директоров ОАО «КРКК» Константин Суслов и замгенерального директора комбината Андрей Москвин взяли кредит у литовского банка СНОРАС общим объемом 9,795 миллиона долларов. В августе того же года ОАО «КРКК» заключает еще один кредитный договор на 5 миллионов долларов. (Забегая вперед, нужно сказать, что никакой модернизации комбината не произошло и куда делись 15 миллионов никто не знает).

Кредитором выступил «Калининградский морской торговый порт», которым управлял (по версии местной прессы) товарищ Суслова Владимир Калиниченко. Залогом кредита в банке СНОРАС стали все недвижимые активы консервного комбината, в то время как порт не потребовал никакого обеспечения (!).

В 2009 году акционеры сместили Калиниченко с должности за сомнительные финансовые операции. Но Суслов купил часть акций калининградского порта и вошел таким образом в совет директоров. Вероятно, по этой причине у транспортного предприятия не возникли вопросы к задолжавшему комбинату.  

«Вербальную поддержку наследникам дела Остапа Бендера оказывало охранное предприятие «Витязь Резерв», руководитель которого Олег Урбанюк являлся председателем правления региональной Ассоциации ветеранов спецназа и участников боевых действий «Спецназ-Русь», — сообщается в местном   издании.

Спустя два года, когда пришло время платить по счетам, кредит СНОРАС с ОАО «КРКК» (которому, естественно, было нечем его выплачивать) был переоформлен на фирму с поразительно похожим названием — ООО «КРК». Директором предприятия стал упоминавшийся выше господин Урбанюк, а контрольный пакет акций ООО «КРК» оказался в руках неизвестных резидентов оффшорного Люксембурга.

«Наивные литовцы дали «добро» на сомнительную операцию и остались с носом. В момент, когда все ограничения на реализацию недвижимости должника банком были временно сняты и активы комбината перешли под юрисдикцию ООО «КРК», в отделе Росреестра по Калининградской области появились два ранее не засветившихся в этой истории игрока. Гражданин Литвы Витаутас Кирмелас и житель западного экслава Андрей Ткачук», — пишет местное издание.

Кирмелас предъявил Росреестру поддельную доверенность от СНОРАСа, разрешающую ООО «КРК» продажу заложенного имущества фирме «Нео Калининград», представителем которого выступил Ткачук. Юристы СНОРАСа подали в калининградский суд, но инстанция пришла к выводу, что руководители «Нео Калининград» и сам Ткачук не догадывались, что приобретают по сути, украденное, имущество.  

Участники этой схемы сейчас неплохо себя чувствуют. Суслов успел побывать вице-премьером правительства области, курируя по какой-то злой иронии реальный сектор. Юрист Юрий Шитиков (продал Суслову часть акций порта) работает министром экологии региона. Урбанюк, чья фирма выступила посредником в передаче собственности «Нео Калининград», в сентябре 2016 года стал депутатом облдумы.

Вот так калининградские дельцы «кинули» всех: и литовских банкиров, и портовиков, и многострадальный комбинат, и родное государство.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.