Второй обзор практики Верховного суда за 2017 год

Вeрxoвный суд РФ утвeрдил втoрoй зa 2017 гoд oбзoр судeбнoй прaктики пo всeм oтрaслям прaвa. Судьи рaссмoтрeли 44 нaибoлee вaжныx судeбныx рeшeния и привeли свoи рaзъяснeния пo спoрным вoпрoсaм, вoзникaющим нa прaктикe. Крoмe тoгo, в дoкумeнтe eсть нeскoлькo рeшeний мeждунaрoдныx oргaнoв. Мы пoдгoтoвили крaткий oбзoр чaсти этoгo oбъeмнoгo дoкумeнтa, кoтoрaя кaсaeтся вывoдoв экoнoмичeскoй кoллeгии ВС и будeт нaибoлee интeрeснa прeдстaвитeлям бизнeс сooбщeствa.

Вeрxoвный суд РФ пoдгoтoвил oчeрeднoй oбзoр судeбнoй прaктики Вeрxoвнoгo Судa РФ № 2 (2017), утвeрждeнный Прeзидиумoм Вeрxoвнoгo Судa РФ 26 апреля 2017 года. В документ из 160-ти страниц вошли 44 наиболее важных решения, принятые российскими и международными судами. Среди них выделяются разъяснения, сделанные судьями по спорным вопросам в таких отрасля, как:

  • уголовное право;
  • защита права собственности и других вещных прав; 
  • реализация права требования страхового возмещения владельцами транспортных средств;
  • защита прав потребителей;
  • семейное право; 
  • жилищное право;
  • трудовое право и пенсионные отношения; 
  • практическое применение налогового законодательства;
  • практика международных судов.

Юристам, которые специализируются на экономических спорах, наиболее интересной будет часть документа, посвященная выводам экономической коллегии ВС РФ. Из нее можно узнать, на какие последние экономические споры следует обратить особое внимание. Мы подготовили краткий обзор выводов, сделанных по поводу обязательного досудебного порядка рассмотрения споров, взыскания долгов и вопросам банковскойя гарантии. 

Вещные права

Экономическая коллегия ВС РФ рассказала в обзоре о деле с участием застройщика, который хотел зарегистрировать право собственности на земельный участок под многоквартирным домом, в котором выкупил все квартиры. Суды нижестоящих инстанций заняли позицию, которая прямо в результате, как указал Верховный суд, противоречит целому ряду законодательных норм. Фактически Росреестр, а вслед за ним и суды, отказали собственнику всех квартир в жилом доме в праве собственности на земельный участок, расположенный под этим домом.

Верховный суд, в свою очередь, такие решения отменил и сформировал по этому поводу такую позицию: если лицо приобрело все помещения в многоквартирном доме, оно становится единственным собственником земельного участка с момента государственной регистрации права собственности на последнее помещение в этом доме. При этом последующий снос дома такое право собственности на землю не прекращает. Такой вывод ВС РФ вытекает из норм статьи 289 Гражданского кодекса РФ и статьи 36 Жилищного кодекса РФ, в которых определено, что собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности и общее имущество в этих домах, включая земельный участок под ним. Поэтому покупатель квартиры с момента государственной регистрации права собственности на нее приобретает в силу закона и право на долю в общей долевой собственности на сформированный в установленном порядке земельный участок, на котором расположен дом. Если собственник у квартир один, общая долевая собственность превращается в индивидуальную, как это предусмотрено статьей 8.1 ГК РФ. Вот, что по этому поводу пишет ВС РФ:

При приобретении одним лицом всех жилых и нежилых помещений в многоквартирном доме, а следовательно, всех долей в праве общей долевой собственности на общее имущество, такое лицо с момента государственной регистрации права на последнюю квартиру или нежилое помещение в многоквартирном доме становится собственником всего земельного участка.

В дальнейшем это право сохраняется за лицом, вне зависимости от того, что происходит с недвижимостью, расположенной на таком участке земли.

Банкротство юридических лиц

Коллегия по экономическим спорам ВС РФ сделала вывод о том, что требования кредитора в рамках дела о банкротстве, в чьих интересах был ранее наложен арест на имущество должника, не будут такими же привилегированными, как требования обычного залогодержателя. Такая позиция судей основана на рассмотрении дела по оспариванию одними кредиторами прав другого кредитора, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом по нормам статьи 334 ГК РФ. Такой кредитор счел, что обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении имущества организации-банкрота с момента вступления в силу решения суда об удовлетворении его требований. Нижестоящие суды с такой позицией согласились, а вот ВС РФ счел ее несостоятельной.

Судьи напомнили, что в данной ситуации речь идет о разном режиме удовлетворения одной и той же выплаты. Как следует из буквального смысла правил о возникновении прав залогодержателя, они действуют, если иное не вытекает из существа отношений залога. В случае с банкротством залог находится в зависимости от процедурных критериев, поскольку на первое место выходят специальные нормы Федерального закона о банкротстве. Этот документ не содержит норм о привилегированном положении лица, в пользу которого ранее наложен арест, а наоборот, основан на принципе равенства всех кредиторов должника.

Банкротство граждан

Верховный суд еще раз подтвердил свою позицию по отказам гражданам в банкротстве по причине отсутствия у них имущества, необходимого для удовлетворения требований кредиторов. Судьи считают это недопустимым. КЭС ВС РФ указала, что в такой ситуации суду нужно искать баланс между «социально- реабилитационной целью потребительского банкротства» и защитой прав кредиторов. Такой вывод судьи сделали в результате рассмотрения дела о банкротстве гражданина из Тюменской области, который имел долги по кредитам на сумму 5,4 млн руб. и владел на праве собственности только одной квартирой, которая, к тому же, являлась единственным жильем его семьи. Суды трех инстанций отказались признавать гражданина банкротом, указав, что первоначальный смысл такой процедуры заключается хотя бы в частичном удовлетворении требований кредиторов, которые должник не смог погасить самостоятельно.

Верховный суд, который решения об отказе в банкротстве отменил, напомнил о «социально-реабилитационной цели потребительского банкротства, которая достигается путем списания непосильных долговых обязательств гражданина». В каждом конкретном случае судья, рассматривающий дело должен оценить поведение гражданина и решить при окончании конкурсного производства, что не освобождает его от обязательств, только при наличии признаков недобросовестности с его стороны.

Банковские гарантии

Верховный суд в очередной раз напомнил нижестоящим судам о необходимости следить за соблюдением условий договора. Подход судей не должен дестимулировать должников исполнять принятые на себя обязательства. В частности, суды не должны принимать во внимание доводы должника о том, что исполнение обязательства по предоставлению банковской гарантии в обеспечение договора зависит от воли третьего лица (банка), в качестве основания для отказа в удовлетворении требований кредитора предоставить гарантию и заплатить неустойку.

Такой вывод ВС РФ сделал по спору между поставщиком и заказчиком по контракту. Первый должен был должен был в качестве обеспечения исполнения условий договора, предоставить заказчику либо банковскую гарантию, либо поручительство. Хотя товар был поставлен вовремя, заказчик так и не получил обеспечения. Мнения судов по данному вопросу разошлись, а Верховный суд апелировал к вопросам добросовестности. В тексте его постановления сказано: 

Отказ в удовлетворении требований о представлении банковской гарантии и взыскании согласованной сторонами неустойки за  непредоставление может стимулировать должников к неисполнению принятых на себя обязательств, поскольку лицо, нарушившее обязательство не будет нести за это гражданской ответственности, а лицо, в пользу которого должно быть исполнено это обязательство, не получит компенсации своих потерь.

Претензионный порядок рассмотрения споров

Верховный суд сделал вывод, что досудебный претензионный порядок не требуется если прокуратура участвует в деле в качестве стороны материально-правового спора. Нижестоящие судебные инстанции, напротив, не дали ход делу, так как посчитали, что претензионный порядок распространяется и на деятельность прокуроров. Спорная ситуация состояла в том, что с иском в суд обратился первый заместитель прокурора города, который действовал в интересах неопределенного круга лиц и мэрии. Иск был подан к двум организациям – управляющей и энергетической компаниям. Прокурор добивался признания недействительным агентского договора, который был заключен между ними и касался сбора за услуги ЖКХ. Заявление прокурору вернули, указав, что он выполнил требование Арбитражного процессуального кодекса об обязательном досудебном претензионном порядке. 

Верховный суд с такой постановкой вопроса не согласился и указал, что:

Досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Лицо, считающее, что его права нарушены действиями другой стороны, обращается к нарушителю с требованием об устранении нарушения. Если получатель претензии находит ее доводы обоснованными, то он предпринимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений, исключив тем самым необходимость судебного вмешательства. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров.

В то время, как прокурор в данном случае не выступает, как сторона материально-правового спора. В ситуации, когда прокурор обратился в арбитражный суд в защиту чужих интересов, либо при вступлении его в дело в целях обеспечения законности, досудебный порядок сразу же исключается, поскольку такая обязанность не делает прокуратуру стороной материально-правового правоотношения и не налагает ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по претензионному урегулированию дела. 

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.