Практика привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности

O нeкoтoрыx вoпрoсax примeнeния пунктa 4 стaтьи 10 Фeдeрaльнoгo зaкoнa «O нeсoстoятeльнoсти (бaнкрoтствe)»

В свoeй прeдыдущeй рaбoтe aвтoры зaтрoнули спoрныe вoпрoсы примeнeния пунктa 5 стaтьи 10 Фeдeрaльнoгo зaкoнa oт 26.10.02 N 127-ФЗ «O нeсoстoятeльнoсти (бaнкрoтствe)» (дaлee — Зaкoн o бaнкрoтствe) в рeдaкции, дeйствoвaвшeй с 5 июня 2009 гoдa пo 29 июня 2013 гoдa . Oднaкo в нaстoящee врeмя стaтья 10 Зaкoнa o бaнкрoтствe излoжeнa в рeдaкции Фeдeрaльнoгo зaкoнa oт 28.06.13 N 134-ФЗ «O внeсeнии измeнeний в oтдeльныe зaкoнoдaтeльныe aкты Рoссийскoй Фeдeрaции в чaсти прoтивoдeйствия нeзaкoнным финaнсoвым oпeрaциям» (дaлee — Зaкoн N 134-ФЗ), вступившeгo в силу 30 июня 2013 гoдa .

См.: Тaрaсюк И.М., Шeвчeнкo И.М. Субсидиaрнaя oтвeтствeннoсть кoнтрoлирующиx дoлжникa лиц в дeлe o бaнкрoтствe зa oтсутствиe дoкумeнтoв буxгaлтeрскoгo учeтa и oтчeтнoсти, нaличиe в ниx нeпoлнoй или искaжeннoй инфoрмaции // Aрбитрaжныe спoры. 2015. N 3. С. 5 — 20.
Дaтa oпубликoвaния Зaкoнa N 134-ФЗ нa oфициaльнoм интeрнeт-пoртaлe прaвoвoй инфoрмaции http://www.pravo.gov.ru.

Зa бoлee чeм двa с пoлoвинoй гoдa с дaты вступлeния в силу этoгo Зaкoнa нaкoпилaсь дoстaтoчнaя пo свoeму oбъeму прaктикa Aрбитрaжнoгo судa Сeвeрo-Зaпaднoгo oкругa (дaлee — AС СЗO) пo примeнeнию дaннoй стaтьи в нoвoй рeдaкции. Пoскoльку пункт 2 стaтьи 10 Зaкoнa o бaнкрoтствe нe прeтeрпeл кaкиx-либo измeнeний, нижe будут рaскрыты вoпрoсы примeнeния пунктa 4 нaзвaннoй стaтьи.
Сoглaснo укaзaннoму пункту, eсли дoлжник признaн нeсoстoятeльным (бaнкрoтoм) вслeдствиe дeйствий и (или) бeздeйствия кoнтрoлирующиx дoлжникa лиц, тaкиe лицa в случae нeдoстaтoчнoсти имущeствa дoлжникa нeсут субсидиaрную oтвeтствeннoсть пo eгo oбязaтeльствaм.
Пoкa нe дoкaзaнo инoe, прeдпoлaгaeтся, чтo дoлжник признaн нeсoстoятeльным (бaнкрoтoм) вслeдствиe дeйствий и (или) бeздeйствия кoнтрoлирующиx дoлжникa лиц при нaличии oднoгo из слeдующиx oбстoятeльств:

  • — причинeн врeд имущeствeнным прaвaм крeдитoрoв в рeзультaтe сoвeршeния этим лицoм или в пoльзу этoгo лицa либo oдoбрeния этим лицoм oднoй или нeскoлькиx сдeлoк дoлжникa, включaя сдeлки, укaзaнныe в стaтьяx 61.2 и 61.3 Зaкoнa o бaнкрoтствe;
  • — дoкумeнты буxгaлтeрскoгo учeтa и (или) oтчeтнoсти, oбязaннoсть пo вeдeнию (сoстaвлeнию) и xрaнeнию кoтoрыx устaнoвлeнa зaкoнoдaтeльствoм Рoссийскoй Фeдeрaции, к мoмeнту вынeсeния oпрeдeлeния o ввeдeнии нaблюдeния (либo кo дню нaзнaчeния врeмeннoй aдминистрaции финaнсoвoй oргaнизaции) или принятия рeшeния o признaнии дoлжникa бaнкрoтoм oтсутствуют или нe сoдeржaт инфoрмaцию oб oбъeктax, прeдусмoтрeнныx зaкoнoдaтeльствoм Рoссийскoй Фeдeрaции, фoрмирoвaниe кoтoрoй являeтся oбязaтeльным в сooтвeтствии с зaкoнoдaтeльствoм Рoссийскoй Фeдeрaции, либo укaзaннaя инфoрмaция искaжeнa, в рeзультaтe чeгo сущeствeннo зaтруднeнo прoвeдeниe прoцeдур, примeняeмыx в дeлe o бaнкрoтствe, в тoм числe фoрмирoвaниe и рeaлизaция конкурсной массы.

Далее проанализируем отдельные аспекты применения АС СЗО пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ.

Действие во времени норм о привлечении контролирующих   должника лиц к субсидиарной ответственности

При вступлении в силу предыдущей редакции статьи 10 Закона о банкротстве (Федеральный закон от 28.04.09 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»; далее — Закон N 73-ФЗ) вопросы действия этого Закона во времени были разъяснены в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.10 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.09 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — информационное письмо N 137).
В пункте 2 упомянутого информационного письма указано, что положения Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ (в частности, статья 10) о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ.
Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, то применению подлежат положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ (в частности, статья 10), независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.
Однако предусмотренные Законом о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности (пункты 6 — 8 статьи 10 Закона о банкротстве) подлежат применению судами после вступления в силу Закона N 73-ФЗ независимо от даты, когда имели место упомянутые обстоятельства или было возбуждено производство по делу о банкротстве.
Таким образом, информационное письмо N 137 обращает внимание на то, что статья 10 Закона о банкротстве содержит нормы как материального, так и процессуального права. Нормы гражданского права в силу пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются к правам и обязанностям, возникшим после введения в действие акта гражданского законодательства. Судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с законом, действующим на момент разрешения спора и рассмотрения дела, совершения отдельного процессуального действия или исполнения судебного акта (часть 4 статьи 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее — АПК РФ).
Представляется, что подход, сформулированный в информационном письме N 137, носит универсальный характер и может быть использован при решении вопроса о том, следует ли применить Закон о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ или действует предыдущая редакция данной статьи.
Подтверждает этот вывод и судебная практика.

К примеру, в Постановлении от 06.11.15 по делу N А56-33863/2013 суд кассационной инстанции, учитывая пункт 2 информационного письма N 137, указал следующее. Поскольку обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения гражданки П. к субсидиарной ответственности по обязательствам общества с ограниченной ответственностью (отсутствие документов о финансово-хозяйственной деятельности и об имуществе должника, не позволившее сформировать конкурсную массу), имели место после вступления в силу Закона N 134-ФЗ, к спорным правоотношениям сторон подлежит применению Закон о банкротстве именно в этой редакции.

В Постановлении от 07.10.15 по делу N А13-16430/2013 суд кассационной инстанции, также сославшись на пункт 2 информационного письма N 137, сделал вывод о том, что при решении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности гражданина К. за нарушения, допущенные в 2008 — 2011 годах, применима статья 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ. В то же время, как отметил суд кассационной инстанции, одно из требований конкурсного управляющего основано на обстоятельствах, возникших в 2014 году, в связи с этим в данной части следует применить пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ.

Важно обратить внимание на то, что действующая в настоящее время редакция пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве является третьей по счету после принятия Закона о банкротстве 2002 года.
Первоначально этот пункт был изложен следующим образом: «В случае банкротства должника по вине учредителей (участников) должника, собственника имущества должника — унитарного предприятия или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».
Пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ устанавливал, что контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу.
Однако, несмотря на различие формулировок трех редакций пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве, их смысл оставался неизменным: субсидиарная ответственность наступает в случае совершения контролирующими должника лицами действий (бездействия), повлекших его банкротство.
Верность этого тезиса подтверждается тем, что в большинстве случаев, когда суд кассационной инстанции устанавливает факт применения судами первой и апелляционной инстанций не той редакции статьи 10 Закона о банкротстве, он констатирует, что такое неправильное применение норм материального права не привело к принятию незаконного или необоснованного судебного акта.

Например, в Постановлении от 01.12.14 по делу N А56-39041/2013 суд кассационной инстанции подчеркнул, что неверное применение пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ не привело к принятию неправильных судебных актов, поскольку основания привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за доведение организации до банкротства закреплены в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве как в редакции, действовавшей до внесения изменений Законом N 73-ФЗ, так и в последующих редакциях.

В Постановлении от 01.09.15 по делу N А44-4271/2014 судом кассационной инстанции отмечено, что природа субсидиарной ответственности остается неизменной независимо от применимой редакции статьи 10 Закона о банкротстве. Такая ответственность является дополнительной по отношению к ответственности основного должника, и для ее применения требуется установить, какая часть требований кредиторов может быть погашена за счет имущества основного должника.

Таким образом, применимая редакция статьи 10 Закона о банкротстве не всегда имеет решающее значение для верного вывода о наличии либо отсутствии оснований для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности. Тем не менее судам следует применять правильную редакцию данной статьи, учитывая подход, приведенный в информационном письме N 137.

О субъекте ответственности

Субъектом ответственности по пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве является контролирующее должника лицо.
В силу абзаца тридцать четвертого статьи 2 Закона о банкротстве контролирующее должника лицо — это лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника).
Таким образом, Закон о банкротстве понимает под контролирующим должника лицом достаточно широкий круг субъектов, которые могут определять его действия.

К примеру, Постановлением от 15.05.15 по делу N А56-33037/2013 судом кассационной инстанции оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций, в которых содержится вывод о необходимости привлечь к субсидиарной ответственности заместителя генерального директора общества с ограниченной ответственностью, заключившего по доверенности договор, повлекший банкротство должника.
(В этом Постановлении АС СЗО применил пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей с 5 июня 2009 года по 29 июня 2013 года, однако пример не утратил своей актуальности. — Прим. авт.)

Отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности,   наличие в них неполной или искаженной информации как   обстоятельства, при которых презюмируется наступление   банкротства должника вследствие действий (бездействия)   контролирующих его лиц

Закон N 134-ФЗ внес в статью 10 Закона о банкротстве существенные изменения в части регулирования вопроса о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в связи с отсутствием документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, отсутствием в таких документах информации об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо искажением такой информации.
Если ранее такое нарушение в соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей с 5 июня 2009 года по 29 июня 2013 года, образовывало самостоятельное основание для привлечения к субсидиарной ответственности, в настоящее время отсутствие документов бухгалтерского учета или отчетности, наличие в них неполной или искаженной информации образуют презумпцию того, что банкротство должника наступило именно вследствие действий (бездействия) контролирующих должника лиц.
Между тем нарушение, которое было ранее предусмотрено пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, а в настоящее время названо в абзаце четвертом пункта 4 статьи 10 Закона, остается весьма распространенным основанием для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

Так, Постановлением от 16.10.15 по делу N А21-8941/2013 суд кассационной инстанции признал правомерным привлечение генерального директора общества с ограниченной ответственностью к субсидиарной ответственности в соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве, указав, что директор не представил доказательств надлежащего исполнения обязанностей по хранению бухгалтерской документации и отражению в ней достоверной информации.

Постановлением от 12.08.15 по делу N А56-31947/2013 суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, которым отказано в привлечении к субсидиарной ответственности генерального директора общества с ограниченной ответственностью — гражданина Б., и оставил в силе определение суда первой инстанции об удовлетворении заявления о привлечении директора к субсидиарной ответственности.
Постановление суда апелляционной инстанции мотивировано тем, что Б. был уволен с должности генерального директора по собственному желанию и письмом от 01.07.14 сообщил конкурсному управляющему о передаче документации должника участникам общества, а доказательства обращения конкурсного управляющего к ним не представлены. Суд апелляционной инстанции также указал, что часть документов должника была передана конкурсному управляющему З. временным управляющим общества С. по акту приема-передачи от 19.05.14.
Суд кассационной инстанции обратил внимание на неправильное распределение бремени доказывания судом апелляционной инстанции, поскольку в силу пункта 2 статьи 401 и пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие вины должно доказываться лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.
В подтверждение факта увольнения с должности генерального директора Б. представил копию трудовой книжки, содержащей учиненную им самим запись об увольнении с 31.03.13 по собственному желанию, а также копию заявления об увольнении по собственному желанию, составленного 13.06.13, то есть спустя более двух месяцев после внесения в трудовую книжку указанной записи.
Какие-либо доказательства передачи документов и материальных ценностей общества его участникам Б. не представлены, необходимые процессуальные действия с целью истребования таких доказательств у других лиц не совершены.
Из акта приема-передачи от 19.05.14 следует, что временный управляющий С. передал конкурсному управляющему З. лишь реестр требований кредиторов общества, уведомление об отсутствии у должника прав на недвижимое имущество, зарегистрированных в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также запросы в регистрирующие органы и ответы на них.
Следовательно, из материалов дела не усматривалось, что временный управляющий общества располагал какими-либо документами бухгалтерского учета и отчетности должника и передал их конкурсному управляющему.
Факт исполнения генеральным директором Б. обязанностей по надлежащей организации бухгалтерского учета и сдаче в налоговый орган бухгалтерской отчетности, по передаче документов и имущества должника временному и конкурсному управляющему общества не может считаться доказанным.
Таким образом, Б. как лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности по обязательствам общества, не представил доказательств, опровергающих доводы конкурсного управляющего З. о ненадлежащем исполнении обязанностей по организации бухгалтерского учета и сдаче в налоговый орган бухгалтерской отчетности, по передаче документов и имущества должника временному и конкурсному управляющему общества. Следовательно, у апелляционного суда отсутствовали основания для отмены определения суда первой инстанции.

Необходимо обратить внимание на то, что абзац четвертый пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве содержит несколько важных отличий от пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве в предыдущей редакции, где субъектом ответственности являлся только руководитель должника. В силу общей нормы пункта 4 статьи 10 Закона к субсидиарной ответственности может быть привлечено любое контролирующее должника лицо. Однако в абзаце пятом этого пункта содержится оговорка о том, что положения абзаца четвертого применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.
Другое различие между абзацем четвертым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в новой редакции и пунктом 5 статьи 10 Закона в прежней редакции состоит в следующем. В абзаце четвертом уточнено, что отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности имеет правовое значение для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности только в случае, если это привело к существенному затруднению процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирования и реализации конкурсной массы.
По всей видимости, данное положение включено в закон с учетом практики применения пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ, сформированной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Так, в Постановлении от 06.11.12 N 9127/12 суд надзорной инстанции разъяснил, что ответственность, предусмотренная пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, направлена на обеспечение надлежащего исполнения руководителем должника указанных обязанностей, защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга, исполнении обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.
В связи с изложенным суды отказывают в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, если не будет доказано, что бухгалтерский учет велся в организации ненадлежащим образом.

Так, в Постановлении от 29.06.15 по делу N А56-71045/2012 суд кассационной инстанции признал правильным отказ в привлечении бывшего руководителя общества с ограниченной ответственностью — гражданина Ш. к субсидиарной ответственности по пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ.
АС СЗО обратил внимание на то, что основанием привлечения к ответственности является только такое отсутствие документов либо искажение содержащихся в них данных обязанным лицом, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.
Для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве требуется устанавливать связь непредставления бухгалтерской и иной документации с формированием конкурсной массы должника.
Доказательства того, что в бухгалтерской документации должника не отражена информация об имуществе должника, либо того, что имеют место иные обязательства перед должником третьих лиц, в материалы дела не представлены.

Важно исследовать то, как соотносится ответственность за неисполнение руководителем должника пункта 3.2 статьи 64 и пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве и субсидиарная ответственность, наступающая в связи с наличием обстоятельств, указанных в абзаце четвертом пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве.
Напомним, что согласно пункту 3.2 статьи 64 Закона о банкротстве не позднее пятнадцати дней с даты утверждения временного управляющего руководитель должника обязан предоставить временному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения.
Пунктом 2 статьи 126 того же Закона установлено, что руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.
Как разъяснено в пункте 47 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.12 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в случае отказа или уклонения лиц, указанных в пункте 3.2 статьи 64 и пункте 2 статьи 126 Закона о банкротстве, от передачи документов и ценностей арбитражному управляющему он вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об их истребовании по правилам частей 4 и 6 — 12 статьи 66 АПК РФ. В определении об их истребовании суд указывает на то, что они должны быть переданы арбитражному управляющему; в случае неисполнения соответствующего судебного акта суд вправе выдать исполнительный лист, а также наложить на нарушивших свои обязанности лиц штраф (часть 9 статьи 66 АПК РФ).

Как подчеркнул суд кассационной инстанции в Постановлении от 23.04.15 по делу N А66-10696/2013, неисполнение бывшим руководителем определения об истребовании у него документов влечет привлечение его к ответственности по статье 332 АПК РФ.

Между тем взыскание судебного штрафа в соответствии с указанной статьей является не единственным последствием неисполнения руководителем должника определения об истребовании у него документов о финансово-хозяйственной деятельности организации.

В Постановлении от 24.12.14 по делу N А21-2609/2013 суд кассационной инстанции отметил, что неисполнение требования арбитражного управляющего о предоставлении документов (пункт 3.2 статьи 64 и пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве) может оцениваться как одно из доказательств неисполнения руководителем обязанности по ведению бухгалтерского учета.
(Данный вывод сделан АС СЗО применительно к пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей с 5 июня 2009 года по 29 июня 2013 года, однако он был бы верным и применительно к абзацу четвертому пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве. — Прим. авт.)

Подтверждается приведенный подход и практикой Президиума ВАС РФ. Так, в уже упомянутом Постановлении от 06.11.12 N 9127/12 суд надзорной инстанции обратил внимание на то, что ответственность, предусмотренная пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, соотносится с нормами об ответственности руководителя за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций, организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (пункт 1 статьи 6, пункт 3 статьи 17 Федерального закона от 21.11.96 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» ) и обязанностью руководителя должника в установленных случаях предоставить арбитражному управляющему бухгалтерскую документацию (пункт 3.2 статьи 64, пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве).

В настоящее время действует Федеральный закон от 06.12.11 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Руководитель, у которого истребованы документы, в случае невозможности их представить обязан в соответствии с частью 8 статьи 66 АПК РФ известить об этом суд с указанием причин непредставления в пятидневный срок со дня получения копии определения об истребовании доказательства. При невыполнении руководителем данной нормы суд вправе учесть это при решении вопроса о том, следует ли привлечь его к субсидиарной ответственности, предусмотренной пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве.
Представляется, что неисполнение определения об истребовании документов возлагает именно на руководителя должника бремя доказывания того, что бухгалтерский учет велся в организации надлежащим образом, и им выполнялись требования организации ведения бухгалтерского учета и хранения соответствующих документов, предусмотренные статьей 7 Федерального закона от 06.12.11 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете».
Однако из этого не следует, что конкурсный управляющий не обязан доказывать обстоятельства, предусмотренные абзацем четвертым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве. Обосновать отсутствие документов бухгалтерского учета или отчетности и невозможность в связи с этим сформировать конкурсную массу затруднительно, поскольку это отрицательные факты .

Подробнее см.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.01.13 N 11524/12   с учетом особого мнения судьи Н.В. Павловой.

Между тем управляющему следует представить доказательства того, что им принимались меры для самостоятельного получения документов о финансово-хозяйственной деятельности должника, например путем направления запросов в компетентные органы. Наличие таких доказательств может подтвердить то, что формирование конкурсной массы затруднено или стало невозможным именно вследствие действий (бездействия) руководителя по ненадлежащему ведению бухгалтерского учета. В связи с этим весьма показателен следующий пример из практики АС СЗО.

Постановлением от 18.03.15 по делу N А56-36870/2013 суд кассационной инстанции оставил без изменения определение суда первой инстанции о привлечении бывшего руководителя общества с ограниченной ответственностью — гражданина В. к субсидиарной ответственности по пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве, указав, что согласно отчету конкурсного управляющего им приняты все зависящие от него меры по поиску документов о хозяйственной деятельности и об имуществе должника, однако ни документы, ни имущество должника не были обнаружены.
Конкурсный управляющий обращался к гражданину В. с требованием о передаче ему бухгалтерской и иной документации общества, однако какие-либо доказательства, подтверждающие совершение В. действий, направленных на передачу бухгалтерской и иной документации управляющему должника, либо наличие уважительных причин, препятствовавших передаче документов, не представлены.

Таким образом, поскольку абзац четвертый пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, действующей с 30 июня 2013 года, указывает на те же обстоятельства, которые были перечислены в пункте 5 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей с 5 июня 2009 года по 29 июня 2013 года, подходы, выработанные в судебной практике при применении последнего, применимы и при привлечении к субсидиарной ответственности по новой редакции статьи 10 Закона о банкротстве.
При доказывании невозможности или затруднительности формирования и реализации конкурсной массы суд вправе предложить (часть 2 статьи 66 АПК РФ) конкурсному управляющему представить доказательства того, что им принимались меры по получению документов о финансово-хозяйственной деятельности должника из всех возможных источников (включая направление запросов в компетентные органы), в связи с чем формирование конкурсной массы затруднено именно вследствие действий (бездействия) руководителя должника.

Приостановление производства по делу

Важное положение, введенное в статью 10 Закона о банкротстве Законом N 134-ФЗ, содержится в абзаце шестом пункта 5 названной статьи. Согласно этому абзацу, если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному пунктом 4 данной статьи, невозможно определить размер ответственности, суд после установления всех иных имеющих значение фактов приостанавливает рассмотрение этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.
Приведенное положение взаимосвязано с абзацем восьмым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве, из которого следует, что размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.
Следовательно, размер субсидиарной ответственности может быть окончательно определен только после завершения расчетов с кредиторами. Между тем отказ в привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности только на том основании, что ее размер не может быть определен с разумной степенью достоверности, приведет к необходимости повторного обращения конкурсного управляющего, кредитора или иного лица с аналогичным заявлением, а это не способствует реализации принципа процессуальной экономии.

В силу пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 данной статьи, может быть подано конкурсным управляющим, конкурсным кредитором, представителем работников должника, работником, бывшим работником должника или уполномоченным органом.

К примеру, Постановлением от 05.05.15 по делу N А56-9862/2009 суд кассационной инстанции отменил судебные акты о привлечении к субсидиарной ответственности граждан Г., Л. и С. по обязательствам открытого акционерного общества, являющегося кредитной организацией. АС СЗО указал на то, что для определения размера ответственности субсидиарных должников необходимо установить, какая часть требований кредиторов может быть погашена за счет имущества основного должника.
До завершения реализации имущества должника этот вопрос не может быть разрешен с достаточной степенью достоверности, что подтверждается неоднократным изменением конкурсным управляющим общего размера субсидиарной ответственности и доли ответственности каждого из контролирующих лиц.
Норма права, содержащаяся в абзаце шестом пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, носит процессуальный характер, в связи с чем она действовала на момент рассмотрения обособленного спора в суде первой инстанции (часть 4 статьи 3 АПК РФ).

Постановлением от 06.03.15 по делу N А21-9639/2009 суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления Федеральной налоговой службы о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника и постановление суда апелляционной инстанции об оставлении этого определения без изменения. Основанием для отказа послужило то, что уполномоченный орган обратился с требованием о привлечении лица, контролирующего потребительский кооператив, к субсидиарной ответственности до окончания расчетов с его кредиторами.
АС СЗО обратил внимание на то, что в случае установления фактов, имеющих правовое значение для привлечения к субсидиарной ответственности виновных лиц, и при наличии обстоятельств, свидетельствующих о невозможности определить размер гражданско-правовой ответственности субсидиарных должников, суд должен приостановить производство по обособленному спору о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности.

В то же время, если суд первой инстанции рассмотрел по существу заявление о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и соответствующее определение обжаловано в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции лишен возможности приостановить производство по делу на основании абзаца шестого пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве. В таком случае апелляционному суду следует рассмотреть жалобу по существу и проверить законность и обоснованность определения.

Например, Постановлением от 15.01.15 по делу N А56-72030/2012 суд кассационной инстанции отменил определение суда апелляционной инстанции о приостановлении производства по обособленному спору о привлечении контролирующих должника лиц — граждан С., К., Р. и В. к субсидиарной ответственности по пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве. АС СЗО обратил внимание на то, что суд первой инстанции разрешил обособленный спор по существу и отказал в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности граждан С., К., Р. и В. При этом апелляционный суд не переходил к рассмотрению спора по правилам суда первой инстанции в силу части 6.1 статьи 268 АПК РФ, а также не проверял и не устанавливал факты, о которых сказано в абзаце шестом пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве.
Следовательно, у апелляционного суда не имелось предпосылок для приостановления производства по рассмотрению заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении АС СЗО от 13.02.15 по делу N А56-11176/2010.
В контексте исследуемой проблемы представляет интерес и вопрос о том, при каких обстоятельствах может быть возобновлено рассмотрение дела, приостановленное в соответствии с абзацем шестым пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве. Для ответа на этот вопрос сошлемся на следующий пример из практики АС СЗО.

Как видно из Постановления от 16.10.15 по делу N А56-67786/2010, конкурсный управляющий открытого акционерного общества З. обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника — гражданина Б. к субсидиарной ответственности.
Суд первой инстанции приостановил производство по заявлению.
Гражданин Б. и представитель акционеров должника П. обратились в арбитражный суд с заявлениями о возобновлении производства по заявлению конкурсного управляющего З. о привлечении к субсидиарной ответственности. Заявители указали, что на состоявшемся 25.02.15 собрании кредиторов конкурсный управляющий З. представила сведения, согласно которым размер конкурсной массы акционерного общества составляет порядка 20 000 000 руб.
Суды первой и апелляционной инстанций сделали вывод о том, что оснований для удовлетворения заявления не имеется, поскольку не представлено доказательств, подтверждающих устранение обстоятельств, послуживших причиной для приостановления производства по делу. Суды обратили внимание на то, что торги по продаже выявленного конкурсным управляющим З. имущества общества не состоялись, 01.07.15 конкурсным управляющим опубликовано сообщение о проведении торгов в отношении указанного имущества, датой окончания подачи заявок на участие в этих торгах определено 13.10.15.
Суд кассационной инстанции признал этот вывод обоснованным, указав следующее. Поскольку конкурсная масса должника не сформирована, погашение требований кредиторов не производилось и определить размер субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц невозможно, суды пришли к выводу об отсутствии предусмотренных статьей 146 АПК РФ оснований для возобновления производства по заявлению конкурсного управляющего З. о привлечении гражданина Б. к субсидиарной ответственности по обязательствам акционерного общества.

Итак, производство по делу о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть возобновлено только по окончании формирования конкурсной массы и погашения требований кредиторов. До этого момента размер субсидиарной ответственности виновного лица не может быть определен.

Процессуальные права лица, привлекаемого   к субсидиарной ответственности

Законом N 134-ФЗ существенно расширены процессуальные права лица, в отношении которого подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности. Согласно пункту 6 статьи 10 Закона о банкротстве в новой редакции лица, в отношении которых поданы заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии с указанным Федеральным законом, а также к ответственности в виде возмещения причиненных должнику убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве.
Ранее сходная норма содержалась в пункте 7 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей с 5 июня 2009 года по 29 июня 2013 года. Однако между двумя редакциями имеется существенное различие. В предыдущей редакции уточнялось, что лица, в отношении которых поданы заявления о привлечении к ответственности, имеют права и несут обязанности, связанные с рассмотрением такого заявления, включая право обжаловать судебные акты, принятые в соответствии со статьей 10 Закона о банкротстве.
В новой редакции это уточнение исключено. Значимость такого исключения подтверждается следующим примером из практики АС СЗО.

Как следует из Постановления от 05.05.15 по делу N А56-20511/2011, гражданин Р., в отношении которого подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании ненадлежащими действий конкурсного управляющего П. по заключению договоров с привлеченным специалистом, а расходов на оплату услуг указанного специалиста — необоснованными. Гражданин Р. просил отстранить П. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего.
Суд первой инстанции удовлетворил заявление в части признания ненадлежащими действий конкурсного управляющего и необоснованными произведенных расходов и отказал в удовлетворении заявления в остальной части.
Суд апелляционной инстанции отменил определение и прекратил производство по заявлению. При этом суд сослался на пункт 7 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ.
Суд кассационной инстанции отменил определение суда апелляционной инстанции и направил дело в тот же суд на новое рассмотрение в связи со следующим.
Суд апелляционной инстанции не учел, что в силу части 4 статьи 3 АПК РФ судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время разрешения спора и рассмотрения дела, совершения отдельного процессуального действия или исполнения судебного акта.
Заявление гражданина Р. о признании ненадлежащими действий конкурсного управляющего поступило в суд 20.03.14, следовательно, вопрос о наличии у него права обратиться с таким заявлением подлежит разрешению согласно закону, действующему на эту дату, то есть в соответствии с пунктом 6 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ.
Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что в пункте 7 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции N 73-ФЗ содержалось указание о наличии у лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, прав, связанных только с рассмотрением соответствующего заявления (текст в скобках), неправомерна, поскольку Законом N 134-ФЗ данное уточнение исключено.
Следовательно, гражданин Р. как лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, имеет права и несет обязанности лица, участвующего в деле.

Выводы

Таким образом, новая редакция пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве не изменила существенным образом практику привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Применение неверной редакции данной статьи не во всех случаях приводит к принятию незаконного или необоснованного судебного акта. Между тем это не снимает с судов обязанности правильно определить применимые нормы материального и процессуального права с учетом подходов, отраженных в информационном письме N 137.
Отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности, наличие в них неполной или искаженной информации влечет вывод о необходимости привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности только в случае, если эти обстоятельства привели к затруднительности формирования конкурсной массы и удовлетворения требований кредиторов. При исследовании данного обстоятельства следует устанавливать, принимались ли конкурсным управляющим меры по получению сведений о финансово-хозяйственной деятельности должника путем истребования соответствующих документов у руководителя должника, а также путем направления запросов в компетентные органы государственной власти.
Суд не вправе отказать в удовлетворении заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности только на том основании, что формирование конкурсной массы не завершено, а расчеты с кредиторами не окончены. В таком случае суд приостанавливает производство по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии с абзацем шестым пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве.
Законом N 134-ФЗ существенно расширены права лица, в отношении которого подано заявление о привлечении его к субсидиарной ответственности. Если ранее такое лицо имело права и несло обязанности, связанные только с рассмотрением заявления о привлечении к ответственности, то в настоящий момент оно обладает всеми правами и обязанностями лица, участвующего в деле о банкротстве, включая право на обращение с заявлениями, ходатайствами и жалобами в соответствии со статьей 60 Закона о банкротстве.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.