Великий дезинтегратор

Русскaя плaнeтa

Oдним из пeрвыx укaзoв Дoнaльдa Трaмпa стaл выxoд СШA из дoгoвoрeннoстeй o сoздaнии Трaнстиxooкeaнскoгo пaртнeрствa (ТТП). Нoвый пoстoялeц Oвaльнoгo кaбинeтa убeждeн, чтo интeгрaциoннoe oбъeдинeниe нeвыгoднo для eгo стрaны. Гoсудaрствa-учaстники прeбывaют в рaстeряннoсти: бeз Вaшингтoнa (60% сoвoкупнoгo ВВП oбъeдинeния) сущeствoвaниe ТТП нe имeeт смыслa.

Чтo зa ТТП?

Истoрия пeрeгoвoрoв o сoздaнии ТТП нaчaлaсь в 2003 гoду. Инициaтoрaми нoвoгo тaмoжeннoгo соглашения выступили Новая Зеландия, Сингапур и Чили. В 2005 году к тройке присоединился Бруней, и в 2006 году страны договорились об учреждении региональной экономической организации. В 2008 году интерес к ТТП проявили США, потянувшие за собой Австралию, Вьетнам, Перу, Канаду, Мексику и Японию.

4 февраля 2016 года в Окленде (Новая Зеландия) министры торговли 12 стран (Австралия, Бруней, Канада, Чили, Япония, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США и Вьетнама) подписали соглашение о создании ТТП. В разное время заинтересованность в партнерстве проявляли Индонезия, Колумбия, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Южная Корея. По прошествии года договор ратифицировала только Япония.

ТТП предполагает полную отмену таможенных пошлин на товары и услуги в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). При администрации Барака Обамы активное участие в партнерстве было частью политики по возвращению влияния США в Восточной и Южной Азии. Российские эксперты сходились во мнении, что Вашингтон извлекал существенные выгоды (как минимум экономические) от ТТП.

Подобные соглашения, как правило, дают преференции транснациональным корпорациям, которые ориентированы на зарубежные рынки, и приносят вред производителям, которые заинтересованы в сохранении доступа к внутреннему рынку. Переговоры по ТТП окружал флер конспирологии: текст договора строго засекречен, что вызывало множество вполне обоснованных вопросов.

Здесь, пожалуй, можно согласиться с критиками ТТП, которые считают, что США подчинили своим интересам идею взаимовыгодного регионального объединения. Как следует из утечек, ТТП строго регулирует широчайший спектр вопросов, причем торговые — не стоят на первом месте.

Речь идет о регламентировании финансовой, инвестиционной и производственной сфер, введении трудовых и экологических стандартов и учреждении суда, который решал бы споры между корпорациями. Те же утечки говорят о том, что именно США были инициаторами столь глубокого формата взаимодействия. ТТП должен был стать экспериментальной площадкой для последующего распространения проамериканских правил в глобальной экономике.

Импортозависимость США

Очевидно, что администрация Обамы не стала бы бороться за продвижение ТТП и засекречивание пунктов в ущерб национальным интересам. По всей видимости, формат партнерства предполагал экспансию американского капитала и масштабный выход на новые рынки сбыта. Упразднение пошлин и прочих ограничений, по сути, создает экономический вакуум, где сильный игрок обладает серьезными преимуществами.

Конкурентоспособная экономика США получает возможность, условно говоря, «эксплуатировать» более слабых партнеров. Естественно, что заокеанская империя не сильна во всех сферах и в чем-то уступает участникам соглашения. Проигрышные позиции Вашингтона, вероятно, корректируются отдельными пунктами, затрудняющими бизнес конкурентов.

Кроме того, ТТП — экономический противовес Китаю, который последние 10 лет переносит несложное производство в бедные страны АТР, снижая таким образом себестоимость продукции и усиливая свой потенциал как высокотехнологичной державы.

Зачем Трамп губит прорывной для Америки проект? Во-первых, многое сказанное республиканцем во время предвыборной кампании изначально выглядело странным. Традиция политической борьбы в США предусматривает несогласие с большинством достижений оппонентов из другой партии. Трамп практически полностью отвергал все то, что сделал Обама за восемь лет, и теперь ему приходится следовать выбранному ранее курсу.

Однако выход из ТТП — это непросто росчерк пера или прихоть нового президента, это следствие иного понимания национальных интересов США. Трамп уверен, что международное экономическое сотрудничество лишает страну рабочих мест и высасывает из нее капитал. Доля истины в этом есть. Америка чрезвычайно зависима от импорта по множества товарных категорий, а доллар фактически обеспечивается китайской продукцией.

Аннулирование ТТП призвано вернуть производственные активы в США и дать американцам работу. С этой точки зрения Вашингтону действительно невыгодно транстихоокеанское партнерство и ряд других интеграционных объединений, которые усилят импортную зависимость. Американский капитал привык инвестировать в зарубежное производство, не создавая рабочих мест дома, а ТТП — это, прежде всего, площадка для экспансии на внешние рынки.

Меркантилизм или популизм

С таким же рвением Трамп намерен пересмотреть условия Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA), которое затрагивает Канаду и Мексику. «Если Канада и Мексика откажутся пересматривать NAFTA с тем, чтобы обеспечить «честную сделку» для американских рабочих, США выйдут из соглашения», — говорится на сайте Белого дома.

23 января Трамп подписал указ о начале переговоров с Мехико и Оттавой по поводу изменению существующего с 1994 года NAFTA. Более 20 лет функционирования соглашения продемонстрировали как позитивные, так и негативные для США факторы.

С одной стороны, Америка в огромном количестве получала канадские углеводороды и дешевую рабочую силу из Мексики. С другой — открытые границы привели к всплеску нелегальной миграции с юга, росту преступности и тотальной криминализации отдельных районов крупных городов. Также высококвалицированные специалисты из США стали с большой охотой перебираться в Канаду, предлагающей более высокие зарплаты.

Соединенные Штаты теряли квалифицированную рабочую силу и получали приток чернорабочих. Насколько велики масштабы бедствия — оценить сложно. Ежегодно за океан перебираются сотни тысяч лучших в мире специалистов в различных сферах. Не исключено, в реальности Америка восполняет потери интеллектуальных кадров. А рабсила из Мексики приносит больше пользы, так как позволяет снизить себестоимость товаров и услуг, производимых внутри страны.

Трамп привнес новое понимание меркантилизма, однако успешность его подхода находится под большим вопросом. На данный момент его политика напоминает классический националистический популизм. Вот как республиканец закончил свою инаугурационную речь:

«Мы потратили триллионы долларов за границей, в то время, как инфраструктура Америки распадается на части. Мы обогатили другие страны, однако богатство, сила и уверенность нашей страны рассыпались и исчезли за горизонтом. Один за другим закрывались заводы. Они даже не подумали о миллионах и миллионах американских работников, оставшихся без работы. Богатство нашего среднего класса исчезло, а потом было перераспределено по всему миру. Но это в прошлом. Сейчас мы смотрим только в будущее».

Трамп явно драматизирует ситуацию и занижает успехи экономики США. Непонятно, какие конкретно товары должны производиться внутри страны. Если это будет ширпотреб (одежда, обувь, бытовая техника и пр.), то его стоимость будет выше нынешней, а это ударит по кошельку простых американцев, за благополучие которых печется новый президент.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.